/ Джинса

Забота о себе с комфортом

Ясное утро 12 марта 1848 года в Сан — Франциско выдалось шумным и суматошным.
 
Самюэль Бреннан, 29–летний издатель местной газеты "Калифорния стар", сопровождаемый толпой разгорячённых сограждан, возбуждённо бегал по улицам, грозно потрясая в воздухе пузатой бутылочкой. От чрезвычайно притягательного содержания бутылочки, таинственно и тускло желтевшего сквозь мутное стекло, внезапно перехватывало горло... 
— Золото! Золото! Золото на Американ Ривер! — не переставал хрипло орать пройдошистый предводитель калифорнийских мормонов. 
 
Вся эта на редкость интригующая картина, по сути своей, была ничем иным, как тщательно спланированной пиар — акцией. 
 
Не лишённый предпринимательской жилки, Бреннан предусмотрительно скупил все лопаты, кирки, промывочные лотки и прочую старательскую дребедень в радиусе нескольких километров.
Предприимчивый издатель сразу же решил для себя : какой смысл трясти цельный день промывочным лотком по колено в холодной воде, когда можно выгодно продать этот лоток другим. Он построил целую империю и стал сенатором от штата, исправно снабжая старателей по баснословным ценам всем необходимым : от шанцевого инструмента, до горячих девочек из Европы.
 
 
Незадолго до этого, 24 января, плотник Джеймс Маршалл, работая на лесопилке обширных владений Иоганна Зуттера, обнаружил и принёс своему хозяину несколько ярко–жёлтых блёсток, вымытых потоком вокруг водяного колеса. Сам Иоганн, вошедший в историю, как Джон Саттер, всплыл в Северной Америке в 1834 с немалыми деньгами, мутным прошлым и бредовой идеей создать в Калифорнии филиал Швейцарии : Новую Гельвецию.
 
Прослышав про такую божью благодать, народ, побросав опостылевшую работу и службу, тотчас же подался в старатели. Вскоре в бухте Сан — Франциско сиротливо покачивались на волнах уже более 200 брошенных судов, включая военные, а в самом городе не осталось ни единого трудоспособного мужика. Все, кто мог держать кайло и промывочный лоток, лихорадочно " гибли за металл".
Ситуация накалилась до предела после того, как 5 декабря 1848 года Президент США Джеймс Полк официально подтвердил факт нахождения золота в Калифорнии в своём обращении к конгрессу. 
 
Это было чудесное и романтичное время, воспетое Марком Твеном, Бретом Гартом и даже Стефаном Цвейгом : за всё платили не бумажками, а полновесным золотом, а за неосторожно брошенный взгляд разряжали в обидчика кольт. "Профессор" Джерри Томас уже смешал свой первый коктейль, а Монетный двор США выпустил двойного золотого орла 900–й пробы. Стремительно развивалась промышленность и инфраструктура, махрово расцветала преступность, а комитеты безопасности бесстрастно линчевали зарвавшихся криминальных элементов, вздёргивая их на ближайших деревьях без суда и излишней волокиты.
 
А по бескрайним просторам Кентукки с увесистым тюком за спиной, полным товаров народного потребления, бродил 19 –летний Лейб Штраусс, человек — передвижная галантерейная лавка. Семья немецких евреев Штрауссов, похоронив отца, подалась в Штаты. В добропорядочной Германии середины 19 века евреев, мягко говоря, недолюбливали, всячески притесняя и лишая возможности получать, столь желанную сердцу, прибавочную стоимость. 
 
И пока Сэмюэль Бреннан впаривал доверчивым старателям лопаты и кирки по цене унции золота, новоиспечённый американец Ливай Стросс ( или по–нашему Леви Страусс), под чутким руководством старших братьев, овладевал маркетингом и строил бизнес–планы. В начале 50–х семья Штраус снарядила его в Сан –Франциско, туда, где жизнь била ключом, а цены, по сравнению с Восточным побережьем, были просто ломовыми. Быстро проникнувшись проблемами отважных охотников за золотом, помимо спекуляции галантереей, исправно присылаемой братьями из Нью Йорка, Стросс наладил производство линии рабочей одежды из крепкой парусины, основав « Levi Strauss & Co. »
 
12 октября 1492 года поражённые аборигены Багамского архипелага, выпучив глаза встречали группу испанских туристов Христофора Колумба, гружёную стеклянными бусами и красными колпаками. Первое, что они увидели, были паруса из полотна serge de Nimes (sairjh du NEEM) — саржи славного французского города Нима. Деним впервые приплыл в Америку в образе грубой ткани конопляного происхождения. Именно конопляные порточки старателя от " Levi Strauss" пылятся в экспозиции Смитсоновского музея. Но на смену быстро пришёл хлопок. 
 
Конечно, Ливай Стросс не экспортировал ткань из Франции –всю " контрабанду делали на Малой Арнаутской " в славном городе Манчестер, штат Нью — Гемпшир. 
В 1873 году один из портных –надомников Стросса, латышский эмигрант Джейкоб Девис, придумал симпатичные медные заклёпки на карманы. Теперь старатели могли набивать их золотым песком полностью, не опасаясь, что карманы оторвутся под его тяжестью и какая–нибудь фифа из салуна, проходя мимо, саркастически заметит : 
— Милейший, да с вас песочек уже сыпется...
 
В 1886 появилась знаменитая эмблема : две лошади разрывающие пару джинс. По легенде машинист поезда привязал отцепившийся вагон собственными штанами. 
В 1890 Ливай Стросс обозначил партию товара : модель номер 501. 
Революция джинсов продолжилась в 1926 году — конкурент семейки Штраусс, фирма Lee, выпустила модель с застёжкой–молнией вместо болтов, намного облегчив жизнь её будущим владельцам. 
В 1937 убрали заклёпки с карманов, чтобы не портить мебель и сёдла.
А в 1941 — заклёпку с гульфика, чтобы она,нагреваясь,не беспокоила крутых парней в столь деликатном месте...
 
Вторая Мировая война, хотя и снизила масштабы производства, но зато расширила географические рамки сбыта. Примкнувшие к американским потребителям, европейцы и японцы не остались равнодушными к произведениям Лейба Штраусса. 
Страна Восходящего Солнца с тех пор производит самый качественный и дорогой деним. 
 
В начале 50–х упитанный Марлон Брандо и худощавый Джеймс Дин декларировали джинсы, как необходимое дополнение к современному продвинутому продолжателю ковбойских традиций. Появление Великого Элвиса, обтянутого синим денимом, довершило победную кампанию. Мир захлестнула " джинсомания". 
 
Произведённые немецким евреем в Америке, из ткани, придуманной французами, джинсы одинаково любимы президентами и аристократами, спортсменами и рабочими, кинозвездами и студентами. Каждый раз, залезая в гардероб и видя стройный джинсовый ряд, я мысленно благодарю их создателей за практичность, удобство и потёрто — помятый шик, не нуждающийся в постоянной глажке.
 
А между тем, несчастный Джон Саттер оказался разорённым в одночасье. Его работники, наплевав на священную корову частной собственности, бросились мыть золото на хозяйской земле.
 
Когда Саттер в 1855 выиграл судебное дело о возмещении ему нескольких десятков миллионов долларов за незаконную добычу золота на его территориях, толпа старателей взяла штурмом и разгромила здание суда. Неподкупному судье Томпсону чудом удалось избежать линчевания. Не успокоившись на достигнутом, "добрые люди " в течении короткого срока сожгли все фермы Саттера и уничтожили всю его семью. Через двадцать лет после злосчастной находки наблюдательного плотника Маршалла, бедняга умер на ступеньках конгресса США в Вашингтоне, сжимая в кармане пакет документов, подтверждающий его права на всё золото Калифорнии и земли вокруг Сан –Франциско. 
 
Более 300 тысяч человек прибыло в Калифорнию, навсегда изменив судьбу этого, ещё совсем недавно, захолустного американского штата. 
Всего за период золотой лихорадки в Калифорнии было добыто в районе ста двадцати пяти миллионов тройских унций золота (почти четыре тысячи тонн) на сумму почти 50 миллиардов долларов в современных ценах. Самый большой самородок, найденный в Калифорнии, весил 195 фунтов (около 88,5 килограмма).
Категория: Уроки бизнеса Автор: Lakoff Дата создания: 2015-06-12
< Июнь, 2015 >
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930